История успеха Сема Трикетта

Сэм Трикетт родился 2 июля 1986 года в Ретфорде, который расположен в Англии. До 2005 года он был обычным среднестатистическим парнем со средним достатком. Чтобы зарабатывать на жизнь, Трикетт получил профессию инженера газовой службы. В свободное время он увлекался футболом.

Серьезная травма колена поставила крест на футбольной карьере Трикетта, когда ему было 19 лет. Осознав, что с футболом придется проститься, Сэм переключился на покер. С игрой его познакомил друг: «Я только узнал правила, а через пару недель три раза подряд выиграл турнир на 25 человек. У меня в голове будто что-то щелкнуло, сразу стало получаться и очень понравилось, что можно быстро выигрывать деньги».

Играть Сэм начал в 2007 году, а первый по-настоящему крупный успех пришел летом 2008-го, когда на Мировой серии он занял 4-е место в 6-макс турнире за $5,000. Это был первый такой дорогой турнир в его карьере. Как часто бывает, за выигрышем последовали не самые умные поступки – Трикетт пошел играть PLO $200/$400 в онлайне и вскоре все проиграл: «Я проиграл половину и начал сходить с ума. Решил на оставшиеся деньги купить дом, чтобы сохранить хоть часть. Внес депозит $30,000, но за следующую неделю проиграл еще $50,000, и у меня остались последние $50k. На дом этого уже не хватало. Так началась его карьера в покере.

Интервью с Семом Трикеттом

– Многие молодые игроки уходят из покера… Ты, после недавнего переезда на Ибицу, следующий?

– Нет-нет. Я люблю покер и думаю, что так будет всегда. Рассчитываю на долгосрочное сотрудничество с partypoker, планирую выступать на их живых сериях.

– Твой самый большой выигранный банк в офлайне?

– £2.1 млн.

– С кем тебе больше всего нравится играть в PLO?

– C Леоном Цукерником, он создает отличный экшен, весь стол начинает играть лузово.

– С кем ненавидишь оказываться за одним столом?

– С Беном Толлереном в онлайне и Тимофеем Кузнецовым в офлайне.

– Назови три вещи, которые ты бы хотел убрать из покера.

1) Затягивание времени на баббле.

2) Игроки, которых ловили на воровстве, должны быть внесены в черные списки.

3) Уилла Кассуфа, он специально выводит соперников из себя, чтобы получить преимущество. На мой взгляд, это неуважительно и не должно поощряться.

– Как думаешь, тебе удастся достигнуть отметки в $50 млн призовых в турнирах за всю карьеру?

– Скорее всего, нет. Я играю турниры хайроллеров не так часто, как раньше, а это усложняет задачу.

– Каким был твой самый глупый поступок после крупного выигрыша?

– Ничего откровенно глупого, но думаю, что я оставил слишком много денег в клубах Вегаса.

– Что больше всего тебя раздражает в офлайне?

– Насколько все изменилось. Молодые игроки не любят выдавать никакую информацию за столом и поэтому тянут время в каждой раздаче. Играть с ними невыносимо, тем более, что иногда они даже не разговаривают.

– Турнирные победы для тебя еще имеют значение?

– Да, я бы хотел выиграть браслет или турнир серии Millions, но будет непросто, так как играю я редко.

После серии побед Сем пропал. 

Трикетт объяснил, что пауза в игре была вызвана пресыщенностью результатами, он перестал получать удовольствие от покера, и это сказалось на качестве игры. Некоторое время он жил в свое удовольствие, успел даже жениться. Но при этом никогда не сомневался, что вернется к гринду.

Вернувшись, Сэм увидел множество новых сильных игроков: «Появилось ощущение, что все играют лучше меня. Раньше я всегда был уверен в своей игре, а тут почувствовал, что застоялся».

С ролью офлайнера старой школы он мириться не пожелал и принялся за работу: «Я стал много играть и учиться. Самое большое удовольствие приносит собственная хорошая игра. Сейчас я опять принимаю за столом верные решения, и это меня радует. Ошибки тоже замечаю и пытаюсь их исправлять».

Из самых заметных изменений, которые произошли в покере за время его отпуска, Сэм отмечает, что соперники стали намного лучше подбирать сайзинги и гораздо сильнее играть постфлоп: «Раньше многие очень плохо играли 3-бет банки. В таких раздачах я видел свое главное преимущество, особенно в турнирах. Раньше реже слоуплеили и вообще играли прямолинейно. Я не сразу понял, что соперники уже не так легко сдаются и стали лучше играть без позиции. Стало больше баланса и меньше возможностей для эксплойта».

В 2012 года Сэм выиграл $10 млн, его полностью спонсировала компания Джеймса Борда Matchbook, при этом они делили призовые 50 на 50: «Я тогда не осознавал, насколько это историческое событие. Думал, подобное будет происходить каждые два года, и я всегда буду играть. Сейчас я бы уже отнесся к этому совсем по-другому, и многое бы отдал, чтобы вновь оказаться в хедз-апе. Помню, за финальным столом мы даже договорились показывать друг другу карты после раздач, потому что все равно шла трансляция с 30-минутной задержкой. Как будто играли дома на кухне, а не в турнире за миллион. Следующая ночь просто выпала из моей памяти, все хотели со мной выпить. Утром я проснулся в отеле полностью одетый, телефона и кошелька нигде не было, лицо в крови. Я вышел на кухню, повсюду валялась еда, разлитый кетчуп, номер напоминал свалку. Не сразу понял, это сон или реальность. Потом выяснилось, что я подрался из-за бывшей девушки, она нагрубила каким-то парням, когда мы садились в лимузин. Беспорядок в номере тоже устроила она, перепила и начала бросаться вещами. Поэтому даже не получилось как следует насладиться победой. Правда, потом мы все обратили в шутку, помирились и смогли нормально отпраздновать. Это были два самых безумных, но все равно замечательных дня в моей жизни».

Самой значимой покупкой, которую он смог себе позволить после всех своих побед, Сэм считает дом для сестры. А для себя – Ferrari: «Себе я тоже купил дом, но настоящее счастье испытал после покупки машины – это была моя мечта детства. Поэтому я купил самую лучшую. Заплатил £275,000 и езжу на ней до сих пор [с перерывом на ремонт]. Естественно, эту покупку не отнести к выгодным вложениям, сейчас она, в лучшем случае, стоит £150k. Но именно такие инвестиции делают нас счастливыми, а не деньги. Если у меня выдался плохой день, я могу сесть в машину, послушать музыку – и через 10 минут настроение улучшается. Для меня Ferrari – как трофей One Drop. Без неудачных покупок тоже не обошлось, к самой глупой могу отнести часы Jacob & Co за £18k c бриллиантами, которые я надел не больше пяти раз».